January 24th, 2013

kukish

Коммуникационные теории безвластия


Нерелевантность адресата. Она — в обращении к кому-то помимо действительного партнера, к другому, возможно, к отсутствующему или несуществующему или к вовсе неадекватному человеческой коммуникации, но одушевляемому игровой стихией вымышленного диалога. Революционер Камо, симулируя сумасшествие на судебном заседании, не обращал ни на кого внимания и беседовал то ли с кошкой, сидевшей на подоконнике, то ли с птицей за окном.

Необоснованный тезис. Комментатор высказывает некое предположение в адрес любого человека, который прокомментирует запись следующим. Его личность совершенно не важна, как и обоснованность тезиса. Чаще всего тезис содержит в себе простейшее оскорбление.

Сдвиг на постороннее. Здесь прежде всего можно говорить о несоответствии реакции теме, предмету коммуникативной ситуации. Это то, что можно назвать "репликой невпопад" или ответом "не по существу", акцентом на побочном и неосновном, отвлечением на постороннее. <...> В ответе "ни к селу, ни к городу" есть эффект сбивки сценарного замысла, применяемого в иерархической модели общения. Владимир Леви полагает удачной любую неадекватную, нелепую реакцию в ситуации, когда к человеку пристают на улице с явно провокационным вопросом или просьбой с тем, чтобы развязать конфликт.

Неожиданное суждение. Могут появляться когда угодно и касаться совершенно любой темы, не связанной ни с темой поста, ни с текущей повесткой дня. Хотя и не подкрепленные доказательствами, подобные комментарии неизменно подкупают своей наивностью.

Непонятные знаки. Невразумительность речи и поведения, невнятная артикуляция, "галиматья". Препятствующий пониманию текста полиграфический брак. Особенно вещи, заведомо бесполезные, неупотребимые ни в каком (в том числе и эстетическом) качестве. Изобретенный футуристами заумный язык, "не имеющий определенного значения", бессмысленные слова и фразы, неупотребимые неологизмы — это чаще всего индивидуальные внесознательные смыслы, удалившиеся на большое "расстояние". И почти неразличимые, практически непонятные, но это совсем не означает зашифрованности и дешифруемости "текста", хотя установка на принципиальную непонятность в подобных случаях очевидна, и этот смысл прочитывается, даже манифестируется.

Междометия. Совершенно ничего не означают, появляются в неизвестных целях и огромных количествах. К междометиям также стоит отнести результаты словотворчества комментаторов, в том числе и невразумительные удары по клавиатуре кулаком.

Использование клише. Поскольку в "нормальной жизни", в обыденных поступках и речи постоянно смешиваются штампы и сотворяемое новое, применение одних клише приводит к неразличимости, к смешению с фоном, исчезновению. Это тоже молчание, в том смысле, в каком молчит всякая "избыточная" структура, — ноль информативности. Может, это вариант мимикрии, а может, и активная сопротивленческая практика, подобная безынициативному послушанию. Нарочное использование стереотипных моделей в искусстве все же, как правило, преследует цели их переосмысления. Кроме настоящего "графомана", в последовательно декоммуникативном варианте их, кажется, не использовал никто.

Мемы. Неудивительно, что с главных страниц пабликов мемы уходят в комментарии — отчасти потому, что сильно влияют на мышление читателей, отчасти из-за очевидной уместности подобных высказываний. Вышедшие из моды мемы также пользуются спросом.

Гиперэтикет. Я уже говорил о приеме "больше, чем знак" (своеобразной слащавой учтивости, "переборе" в соблюдении нормативов) — что он, не провоцируя последствий, которые влечет за собой неисполнение правил, вызывает подозрения в недостаточной искренности, что, в общем-то, неплохо для создания зоны неразличимости. В крайних проявлениях он, конечно, смыкается с пародией, начинает походить на издевку.

Конфликт. Постоянные комментаторы того или иного паблика находятся в постоянном неразрешимом конфликте, к которому иногда присоединяются и случайные читатели. В итоге тред нечеловечески раздувается из-за изобретательных оскорблений.

Повторы. Я имею в виду навязчивые повторы, постепенно вызывающие и попытки прекратить общение, и размытие и отторжение передаваемых содержаний.

Баян. Основная претензия читателей к контенту пабликов — неоригинальность, о чем они самым разнообразным способом сообщают админам (видимо, на самом деле пытаясь склонить их к переменам политики). Успехом подобные попытки еще не увенчивались.

Молчание. Это, возможно, один из самых многозначных видов реагирования. Априори трудно найти коммуникативное намерение, которое в принципе не может быть выражено молчанием. Молчание — это и немотивированное неисполнение, необязательность. Довольно близко — "дурашливость", всегдашняя несерьезность, такое похахатывание и все.

Имажинери. Бессмысленное, однако красочное и потому заметное сообщение. Хотя это — очевидный плюс подобного творчества, имажинери встречается довольно редко; видимо, оттого, что требует дополнительных усилий, фантазии и тяги к оригинальности.

Примеры взяты из "Коммуникационной теории безвластия" Павла Горгулова и — курсивом — из "Анатомии комментариев ВКонтакте" Маргариты Поповой.