January 15th, 2014

kukish

Враг номер один

Наши попытки развлекать публику художественными вещами непрерывно подталкивают нас увлекательным и поучительным образом ко всему живому, новому, наивному. Это соревнование с ожиданиями публики, которое забирает все силы изобретательности и полемики. Нельзя сказать, что искусство последних двадцати лет было веселым и что современным писателям свойственна развлекательность и народность. Нигде так не выявляются слабости поэзии, как во время публичного чтения. Несомненно одно: искусство только до тех пор исполнено веселья, пока оно не отказывается от полноты и жизненности. Громкая рецитация стала для меня пробным камнем качества стихотворения, и (со сцены) я научился понимать, насколько проблематична современная литература, это значит, что она выдумывалась за письменным столом и изготовлялась для очков коллекционера, а не для уха живых людей.
— Хуго Балль. Бегство из времени

Да это ведь к музыке отношения не имеет, это просто сформировались вот такие ожидания у публики, очередной стереотип. Знаете, когда я был совсем маленьким, я ходил в Большой зал консерватории на Конкурс Чайковского слушать, как играют те, кем бы я хотел стать. Сидят люди на третьем туре, огромная толпа, как в метро в час пик. И ждут, когда в концерте Чайковского прозвучит фа-минорный аккорд валторн, есть там такой — потому что музыканты киксанут. И они обычно действительно лажают, и тогда по залу прокатывается такое облегченное «пр-р-р-р» и хохот — ожидания оправдались, все очень рады. Ну а если вдруг сыграют чисто — хотя этого не бывало практически никогда, — то зал тоже заметно вздрагивает, но по-другому, типа «ух ты!». В общем, мы вот так до сих пор сидим в зале и ждем, оправдаются наши ожидания или нет.
Антон Батагов