гилеец в модном котелке (gileec) wrote,
гилеец в модном котелке
gileec

Categories:

4. Анализ ситуации: Противоречие

Со времён индустриальной революции наша цивилизация страдала от возрастающего противоречия между идеологической возможностью и фактической реализацией.

Изменение мира с появлением массового производства, массового сбыта и всесторонней коммуникации заставило человека мыслить экономическими категориями и вести свой бизнес в глобальном масштабе. Но его жизненная философия осталась провинциальной. С удивительной скоростью он освоил технологические и экономические аспекты индустриальной революции, не осознав содержащегося в них множества скрытых смыслов, противоестественных и асоциальных движущих сил, становящихся опасными, будучи воспринятыми бездумно. Новые технологические тенденции распространяются чрезвычайно быстро, но их общественное влияние вскоре выходит из-под контроля. Несмотря на восторженные прогнозы, все открытые возможности здоровой жизни, справедливое распределение прибыли от массового производства товаров, беспрестанные надежды установить гармоничные общественные отношения, до сих пор не осуществлены.

Человек изобрёл псевдоосновы, чтобы завуалировать древние недуги экономического неравенства и нищеты. Слишком медленно — если это вообще происходит — различные удивительные технические изобретения достигают дна экономической пирамиды. (Последняя перепись населения демонстрирует поразительный процент американских домов без водопровода, электричества, бытового газа, отопления)

Величайшие перемены служат лишь увеличению личной выгоды, резкому наращиванию разрушительной составляющей в конкуренции, основанной на силе и в общественной этике, основанной на экономическом превосходстве, а не на принципах справедливости. Результатом становится открытое противостояние между рабочим и управленцем, а также плохо скрытая, тлеющая классовая борьба между теми, кто имеет доступ к привилегиям технологического прогресса, и теми, кто этого лишён. Этот вред, вместе с проистекающими из него монополистическими и фашистскими тенденциями, в конце концов приводит к повторяющимся мировым войнам, которые были жестокими попытками преодолеть капиталистическую конкуренцию и помешать движению вверх спирали социального прогресса, начало которому положили не менее жестокие Американская и Французская революции. Наше поколение должно положить конец повторяемости этих войн, осознав опасность бездумно расширяющейся промышленности, которая посредством конкуренции и прибыли автоматически ведёт к конфликтам в мировом масштабе.

Социальный и экономический хаос в мире, а также интеллектуальная, эмоциональная и духовная нищета индивидуальности ужасают. В этом нет вины предыдущих поколений или отдельных наций, действия которых привели к существующему положению. То, что они сделали и то, как они это делали, было следствием недальновидности, происходящей из недостатка воображения или классовых установок, а также социального невежества. Обязанность нашего поколения — указать на этот факт, чтобы воспрепятствовать тому положению, когда ниспосланная свыше власть является следствием человеческого несовершенства, разрушительной экономики или социальной машинерии; воспрепятствовать утверждению, что предки виновны в нашем положении. Мы можем надеяться на выздоровление только когда откажемся от мистических толкований ради научного анализа человеческой истории. Традиции — дело рук человеческих и их следует непрестанно пересматривать, придерживаться или отбрасывать ради фундаментальных, общих потребностей, а не ради заблуждений, объясняющих общественную вину.

Соединив способность проникновения в суть, страсть и стойкость, мы можем наверстать упущенное. Наше поколение должно принять вызов ради нового постижения основ здоровой жизни, что станут критериями оценки происходящего вокруг. Объединив новые знания с происходящим на наших глазах социальным развитием, мы сможем двигаться в сторону гармонии личных и общественных потребностей.

Касаясь идеи «конкуренции» и «естественного отбора», Джулиан Хаксли пишет (в книге «Эволюция. Современный синтез», изданной Harper & Brothers), что «будущий прогресс человечества будет основан на приумножении внутривидового (т.е. между особями одного вида) сотрудничества до того состояния, когда такое сотрудничество перевесит внутривидовую конкуренцию». Он видит будущее человека в усовершенствовании его способностей. «Существует множество очевидных способов генетически развить функциональные характеристики мозга — сообразительность, память, разностороннее восприятие и интуицию, аналитические способности, духовную энергетику, творческие силы, душевное равновесие, трезвость ума». «Приумножение контроля, приумножение независимости, приумножение внутреннего согласования; приумножение знания, методов координирующих знаний, развитие и интенсивность чувствования — вот тенденции общего здорового состояния».

Он также говорит о «… распространённом заблуждении, а именно: о том, что естественный отбор и его производные должны быть действенны для лучших представителей вида в целом, для лучших из эволюционировавших видов, имеющих тенденцию к дальнейшему развитию, для лучших представителей группы… На самом деле — замечает он, — мы обнаружили, что внутривидовая селекция ведёт к результатам, которые часто, а порой и главным образом, бессмысленны для вида или для типа в целом. Такой вывод чрезвычайно важен. Он оспаривает идею, так усердно разделяемую с одной стороны военными, а с другой экономистами, являющимися сторонниками свободной конкуренции, идею, что человеку, если он желает развиваться дальше, следует адаптироваться к существующей конкуренции: и чем жёстче конкуренция, тем эффективнее селекция, а, значит, результат более благоприятный… Но сейчас мы видим, что результаты селекции не всегда такие уж “благоприятные”, как с точки зрения самих видов, так и с позиции прогрессивной эволюции жизни. Они могут быть нейтральными, но могут установить опасный баланс между полезным и губительным, а могут стать и определённо вредными. Государственному деятелю или евгенику копировать эти методы одинаково глупо и безнравственно».
Tags: moholy-nagy
Subscribe

  • Устрой дестрой

    Из вышесказанного становится ясно, к какой части души относится память — именно к той же, что и воображение. — Фома Аквинский [1] Разрушенные…

  • [10] Куда менее заметные фигуры (часть вторая)

    Все, что я знал, все, чего я хотел — Растоптанный кокон, когда мотылек взлетел. Те, кто знает, о чем я — те навсегда одни. — Аквариум. Луна,…

  • [9] Куда менее заметные фигуры (часть первая)

    Чувство глубокой печали — это всегда предупреждение, к которому надо прислушаться. Оно может предварять события, которые произойдут через…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments