гилеец в модном котелке (gileec) wrote,
гилеец в модном котелке
gileec

Театр для себя

Человек есть «животное театральное». Смысл жизни для ребёнка — игра. Смысл жизни для дикаря — тоже игра. Знаем ли мы другой смысл жизни для нас? Когда я говорю «театр», я слышу разговор ребёнка с неодушевлёнными предметами, звончатый шелест маскарадных украшений дикаря, топот ног его раскрашенной подруги, играющей в газель, преследуемую охотником. Когда я говорю «театр», я вижу бесконечно сложный, столетиями вырабатывавшийся обрядовый уклад народной жизни… Когда я говорю «театр», я меньше всего думаю об этих больших зданиях, где наёмники… тешат праздную публику преображением, продающимся ими оптом и в розницу.
— Николай Евреинов.

день рождения 1996

1. Часть первая: «Маман, я умираю!» (1996)


К началу своей творческой деятельности я задним числом отношу празднование моего 15-летия. Моей старшей сестре — в прошлом успевшей побывать пионервожатой и участницей всевозможных слётов активистов — надоело наблюдать как из года в год я приглашаю домой одноклассников и мы танцуем и бездельничаем. «Досуг – это настоящий революционный вопрос», сказала мне моя сестра, ещё не утратившая к тому времени организаторского пыла. Накануне того праздника она собрала меня с друзьями дома, провела инструктаж и устоявшееся выражение «культурная программа» до сих пор нет-нет да и вспугнёт тех из нас, кто хочет просто посидеть и выпить.

Сестра предложила поставить сценку под названием «Маман, я умираю». Это популярная пионерская шутка, в которой участвуют строго лица мужского пола. Сюжет в следующем: на съёмках фильма идет работа над сценой, где молодой человек заходит в комнату к матери, говорит «Маман, я умираю» и падает на пол. Мать зовёт доктора, тот вбегает вместе с санитарами, суета, но всё прерывает режиссёр, которому не нравится эта сцена. Он распекает актёров за неумение войти в роль, за несовременное прочтение этого эпизода и т.д. Раз за разом он предлагает актёрам сыграть то в жанре комедии, то трагедии, то показать боевик или молодёжное кино с субкультурной начинкой. Всякий раз он прерывает сцену, когда появляется доктор и разносит в пух и прах сыгранный вариант, злится на актёров и предлагает новое осмысление этой темы. Вообще, монологи режиссёра важны не менее самих снимаемых сценок. В конце концов, в нашем варианте «Маман», режиссёра удовлетворил балет. Хотя таких жанровых поворотов может быть сколько угодно — это зависит от фантазии участников.

«Маман» — это действительно застольная вещь. Она может насмешить, наверное, только в кругу знакомых. Но именно с этого времени, с такого локального успеха у одноклассников начались наши творческие занятия, в которых наиважнейшим аспектом стала страсть к пародиям, переодеваниям и раскрашиванию. Тогда всё это ещё не называлось «Голубые Ели», но смысл уже нащупывался.

2. Часть вторая: «Бобёр», видеоклипы и «Голубые Ели» (1996—2000)

Промаявшись ещё где-то полгода мы с одноклассниками решили-таки собрать школьный музыкальный ансамбль. Я к тому времени стал брать уроки игры на барабанах, ребята тоже разучивали свои первые аккорды, кто-то даже заканчивал музыкальную школу. На первом же своём собрании мы сочинили и записали на видео свою первую песню. Она называлась «Бобёр».

Наш ансамбль мы решили назвать неизвестно откуда взявшимся на языке словечком «Рузи» — оно совершенно бессмысленно и ничего не означает. Много времени спустя я узнал, что подобным образом почти сто лет назад целое художественное направление в искусстве — дадаизм — возникло из такого же случайного словечка «дада». Хотя, конечно, это натянутая аналогия, ну, да ладно. В нашей же группе мы занимались отнюдь не только музыкой.

В качестве подарков на дни рождения наших любимых одноклассниц мы стали снимать пародийные видеоклипы. Несмотря на то, что можно увидеть в этих записях и сегодня, я, пересматривая их, вспоминаю не самую очевидную вещь: дело в том, что тогда ещё у нас не было интернета, так что образец для пародии почти никто не видел! Идеи исходили в основном от меня, так как я предлагал своих любимых артистов (The Cure, U2, R.E.M.) и мне же удавалось случайно увидеть в телевизоре редко показываемые пародируемые видеоклипы. Трудность ещё заключалась и в том, что в оригинальных клипах наличествовал нелинейный или абсурдный сюжет и мне было нелегко передать его на словах своим друзьям. Художественная задача в наших пародиях ставилась условная, и основной задачей становилось простое веселие с переодеваниями и раскрашиваниями.

Сегодня очевидно, что участников этих съёмок не интересовали ни оригинальные клипы, на которых снималась пародия, ни конечный результат, ни даже повод этим заняться (а поводом было, как я говорил, сделать подарок на день рождения одноклассницы). Участников интересовал только процесс.

В то же время в нашем музыкальном ансамбле ситуация становилась более серьёзной: появились новые люди с новыми творческими идеями, и мы постепенно отходили от начальных бутафорий и пародий. Группа «Рузи» пыталась стать серьёзным коллективом и в её репертуаре всё меньше места находилось таким произведениям как песня про бобра.

Мы с моим школьным товарищем Пашей уступили другим нашим согруппникам творческую инициативу по написанию песен, однако наш шутейный заряд требовал своего выхода. Так появился ансамбль пародий и плясок «Голубые Ели».

Репертуар для «Голубых Елей» черпался из молодёжных рок-радиостанций, которыми мы в то время заслушивались. Мы выбирали известные шлягеры и писали свои тексты на их музыку. Темы таких шутливых песен были понятны узкому кругу наших друзей, да и на большее никто не рассчитывал — в основном, это были песни про наших общих знакомых. У нас было несколько так называемых «концертных программ», которые показывались один раз, потому что шутить на одну тему дважды не смешно. Импульсом к занятию этим проектом было наше желание больше играть на инструментах, больше выступать — пусть даже перед ограниченной публикой, — чего нам с Пашей не хватало в нашем основном ансамбле.

Отыграв за пару лет штук пять таких «концертных программ» проект «Голубые Ели» исчерпался сам собой и в 2000 году естественным образом прекратился.

3. Часть третья: «Самое главное» (2007—2009)

После нескольких лет затишья ген «Голубых Елей» дал знать о себе снова: созданием любительского видеофильма «Самое главное», снятого по мотивам одноимённой пьесы Николая Евреинова.

Сюжетная линия примерно следующая: главный герой по имени Параклет, будучи частым посетителем одной квартиры (нечто среднее между салоном, притоном и дурдомом), замечает, что её обитатели, каждый по-своему, некоторым образом «несчастливы» (в основном, из-за того образа жизни, который они ведут). Он решает им «помочь». Являясь «по жизни» человеком свободным и не бедным, он обращается к актёрам некоего театра с предложением проявить свои актёрские таланты не на сцене, а в жизни (одновременно за деньги и ради эксперимента). Задачей этих трех актёров являлось внимание, участие и раскрытие лучших духовных и творческих качеств «несчастных» завсегдатаев квартиры. Всего таких «терапевтических» пар образовалось три: к поверхностной тусовщице-кривляке был «приставлен» военный, который должен был научить её манерам и танцам, незадачливой спортсменке (закопавшей в прошлом свои художественные способности) был «явлен» классический бородатый художник в шарфе и берете, а гламурному балбесу Алехандро (которого сыграл я) «досталась» учительница литературы с тайным намерением приобщить его к книгам. «Подопытные» обитатели квартиры, естественно, ни о каком-розыгрыше не догадывались.

В оригинале окончательный вариант фильма представляет собой две серии по полтора часа, так что просмотр его людьми, так сказать, «сторонними» — процесс местами не очень увлекательный, а иногда даже утомительный. Взяв за основу фабулу пьесы Евреинова, мы насытили фильм шутками, бытующими в нашем кругу и аллюзиями, понятными в большинстве случаев лишь нам самим. У меня сложилось ощущение, что в самОм процессе съёмок (изобиловавшем импровизациями) была выполнена никак и никем из участников не озвученная задача: посредством классического домашнего театра достичь границ евреиновского «интимного театра», «театра для себя». Вместо того, чтобы предаваться воспоминаниям об ушедших в прошлое «славных деньках», люди, которых сегодня мало что связывает, кроме общих детства и юности, оказались способны и готовы сыграть роли, которые являются полной противоположностью тому, кем они являются в своей повседневной жизни.

Поскольку пьеса «Самое главное» имеет открытый финал (буквально: она заканчивается монологом, обращённым к публике, где заявляется, что окончание может быть любым), то мы решили придумать свой. Не скажу, что получилось оригинально, но в данном контексте, мне кажется, уместно. Так же как и в пьесе, Параклет, в конце концов, разоблачён, и все обитатели квартиры осознали, что находились все это время в плену иллюзий. Но в этом месте мы решили пойти по пути создателей фильма «Шоу Трумэна» и «обнаружить» фигуру, так сказать, «Карабаса-Барабаса», дёргающего за ниточки: в конце выясняется, что Параклет сам всю свою жизнь являлся объектом театрального эксперимента, и что все те «несчастные» обитатели квартиры, на самом деле, являлись актёрами, приставленными к нему самому. Но эксперимент Параклета удался хотя бы потому, что он «своими» актёрами (также ничего не подозревавшими о том, куда они попали) заставил измениться актёров «Карабаса-Барабаса», что повлекло за собой дальнейшее обрушение спектакля. Мне кажется, таким сюжетным решением замысел Николая Евреинова о «двойном театре» был, хотя и опосредованно, но выполнен.

Видео-доказательства всего вышеописанного будут впервые публично продемонстрированы на бенефисе
http://gileec.livejournal.com/78476.html | http://vkontakte.ru/event23807339
upd. Все эти темы также затрагивались (под другим углом) здесь
Tags: бенефис
Subscribe

  • "по правде говоря,

    треть концерта я провел в умилении"... фотографии и впечатления от гостя бенефиса http://waldkrahe.livejournal.com/137836.html

  • rock around the clock

    фото Тани Захаровой Вчера после бенефиса группе "Дифfuzzия" пришлось сыграть дополнительный трехпесенный сет в Сквот-кафе, на дне рождения…

  • Футуристическое танго

    Представьте себе смесь группы The Fall, прозы Елены Гуро, ранней PJ Harvey и "Треугольника" Аквариума Вот при каких обстоятельствах я впервые…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments