Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

kukish

Самое главное

Этот журнал называется гилеец, потому что я имею некоторое отношение к книгоиздательству «Гилея», в котором вышли три книги в моём переводе.

Самое важное и интересное — прежде всего, переводческие работы:

  

Боб Блэк, «Хомский без церемоний» (Ridero, 2021) —
электронная книга: ridero | litres | bookmate | amazon |
печатная книга:
ходасевич | ozon | aliexpress | wildberries
фаланстер VK | FB | циолковский VK | FB

Боб Блэк, Дополнение к «Упразднению работы» (Ridero, 2020) —
электронная книга: ridero | litres | bookmate | ozon | amazon | mybook | google.play | apple.books
печатная книга:
ходасевич | aliexpress | wildberries
фаланстер VK | FB | циолковский VK | FB

  

Боб Блэк, «Миф о правах человека» (Ridero, 2019) —
электронная книга: ridero | litres | bookmate | ozon | amazon | mybook | google.play | apple.books
печатная книга:
ходасевич | фаланстер VK | FB | циолковский VK | FB

Боб Блэк, «Анархия и демократия» (Гилея, 2014) —
печатная книга: на сайте издательства | alib
электронная книга полностью: bibliorossica
В 2019–2020 гг. тексты из «Анархии и демократии» были перевыпущены по отдельности в виде электронных книг. См. в магазинах:
ridero | litres | bookmate | ozon | amazon | mybook | google.play | apple.books

См. также тэг в журнале: black

  

Грейл Маркус, «Следы помады: Тайная история ХХ века» (Гилея, 2019) —
электронная книга: bibliorossica
печатная книга: на сайте издательства
онлайн-версия полностью здесь в журнале

Грейл Маркус, «Историограф: Кабаре Вольтер» (Ridero, 2019) —
печатная книга: циолковский VK | FB
электронная книга: ridero | litres | bookmate | ozon | amazon | mybook | google.play
онлайн-версия полностью здесь в журнале

См. также здесь тэги: punk | dada | lettrism | situationism

  

Грейл Маркус, «Transmission» (глава о Joy Division из книги «История рок-н-ролла в десяти песнях», 2015) —
читать VK | FB | LJ

Грейл Маркус, «The Doors в так называемые Шестидесятые» (глава из книги «The Doors. A Lifetime of Listening to Five Mean Years», 2011) —
читать VK | FB | LJ | PDF

  

Грейл Маркус, «Пролог» (вступление из книги «Mystery Train: Images of America in Rock 'N' Roll Music», 1975) —
читать VK | FB

Грейл Маркус, «Привязанный к истории» (эссе о необычной семейной истории, воспоминания о детстве, 2008) —
читать VK | FB | PDF



«Мифы и глубины»: большой разговор Грейла Маркуса и Саймона Рейнольдса обо всём на свете (Los Angeles Review of Books, 2012) — читать LJ

P.S.: моё письмо Грейлу Маркусу (впечатления от его книг, 2013)

  

«Motherfuckers: Уличная банда с анализом» (Гилея, 2008): собрание текстов и документов, касающихся истории двух художественных объединений: Black Mask и Up Against the Wall, Motherfuckers, которые действовали в США во второй половине 1960-х гг. —
читать LJ | PDF

  

Ласло Мохой-Надь, «Видение в движении» (work in progress, начальные главы: Ridero, 2019)
электронная книга (обе части): ridero | litres | bookmate | ozon | amazon | mybook | google.play

Моя рецензия на «Telehor» Мохой-Надя

   

Марк Мастерс, No Wave (Black Dog Publishing, 2007): вступление и первая глава из книги по истории арт-сцены Нью-Йорка рубежа 1970–80-х гг. —
читать LJ | PDF

Интервью Дженезиса Пи-Орриджа:
— The Wire, 2006 [LJ]
— Stay Thirsty Media, 2008 [Katabasia]
— Rock 'N' Roll Dating, 2009 [Zvuki.ru]

   

Вильгельм Райх, «Убийство Христа» (глава из книги 1953 г.) — публикация была связана с новостью о смерти выдающегося учёного Игоря Кона (2011), повлекшей за собой проявления эмоциональной чумы. Спустя время книга была полностью издана в России (не в моём переводе).

Энтони Фиала, «Битва с полярным льдом» (1907) — отрывки из книги американского исследователя Арктики, опубликованные в коллективной монографии «Земля Франца-Иосифа» (Паулсен, 2013).

   

Майкл Каннингем об Уолте Уитмене (2006) — читать LJ | VK | FB

Избранная американская поэзия ХХ века:
—— Ральф Чаплин (1922)
—— d.a. levy. (1960-е)
—— Лерой Джонс (Амири Барака) (1967)

Песни Боба Дилана:
—— “Chimes of Freedom” (1964)
—— “With God on Our Side” (1964)
—— “A Hard Rain's A-Gonna Fall” (1964)
—— “Let Me Die in My Footsteps” (1963)
—— “Seven Curses” (1964)
—— “All Along the Watchtower” (1967)
—— “Desolation Row” (1965)
—— Стихотворение/эссе к альбому Bringing It All Back Home (1965)

— — — — — —

Иногда публикации (не переводы):
Сводные отряды Макаренко, школа Баухауз и теория Affinity Groups Мазафакеров
Патти Смит о Пазолини и не только (1970-е)
Александр Бренер:
—— Фрагмент (2011)
—— Запись чтения стихов (1997)
Луи Антуан Сен-Жюст. «Дух Революции и Конституции во Франции». Трактат (конспект) (1791)
О газете издательства «Гилея», выходившей в 1990—1991 гг.
Пилотная книга «Гилеи»: «По лестнице познания: из неопубликованных стихотворений» Казимира Малевича (1991)

   

Каталог выставки леттристов (2012)
Письмо Алексея Кручёных (1917)
«Кощунственный» фрагмент из романа Ильи Зданевича «Философия» (1930)
Православные музыканты о Законе об оскорблении чувств верующих (2013)
— По тэгу poetry можно найти много редких и любимых мною стихотворений (в том числе из гилейских книг)
— По тэгу хозяева дискурса (самому частому в этом журнале) собраны выписки и цитаты из прочитанных мною текстов

Иногда я сам высказываюсь о том, что мне интересно:
О Лидии Гинзбург (2014)
О горгуловщине (о книгах Сергея Кудрявцева) (2012)
О выставке, посвящённой Ги Дебору (2013)
О выставке «Феминистский карандаш—2» (2013)
Билеты на рок-концерты за 20 лет (2013)
Рецензия сразу на две разные книги (2012)
Рецензия на роман Захара Прилепина «Обитель» (и не только) (2014)
«Десять книг, которые выдумали детство» (2011) (также по тэгу книги я раз в полгода делюсь впечатлениями о прочитанном).

А иногда я пишу отсебятину:
«Остров сокровищ» (2010) и «Покушение с негодными средствами» (2012) (косвенно связаны между собой местом действия — Соловецким островом Анзером)
«Избранные дни» (2011)
«Разрушенные комнаты». Монодрама-сверхповесть (2013)
«Синодик опальных» (2014)
О моём друге детства (2013)
Один мой день (май, Париж и чудеса) (2013)
«Дублинский дневник» (1995)

Ещё я играю на ударной установке и на перкуссии, в настоящее время сотрудничаю с группами: «Небослов», «Аэроглиф», «Ленина Пакет». В 2009—2015 гг. я сотрудничал с группами: «Новые Дни», «Действующие Лица», «Происшествие», «Театр Яда». Музыка всех этих коллективов достойна вашего внимания. В феврале 2011 г. я собрал в одном концерте все группы, в которых когда-либо участвовал и написал здесь о каждой из них. Собрание моих почтений здесь.

Альбомы, в которых я поучаствовал на барабанах:

2019 — Новые Дни. «Любовь перед тобой» — ??
2018 — Небослов. «Мемуары Муми-папы» — ??
2017 — Небослов. «Дядя Ринат уехал» — Круги | VK
2016 — Kraater. «Кыштымский экспресс» — Bandcamp | VK
2016 — Silver Spoon. «One Worker To Leave A Ship» — Круги | VK
2015 — Аэроглиф. «Дети капитана Верещагина» — Круги | VK
2015 — Небослов. «Курьерская служба дяди Рината» — Круги | VK
2015 — Небослов. «Дядя Ринат приехал» — Круги | VK
2014 — Происшествие. «Северная Земля» — Круги | VK
2013 — Проишествие. «Кафе Цветы» — Круги | VK
2013 — Новые Дни. «Останови время» — VK
2013 — Происшествие. «Танцевать!» — Круги | VK
2012 — Происшествие. «Автостопом по облакам» — Круги | VK
2012 — Небослов. «Бабочки Вавилона» — Круги | VK
2005 — Дифfuzzия. «Загадки» — Discogs

Подборка музыкальных видео за разное время с моим участием

   

   

   

   

   
László Moholy-Nagy

Дублинский дневник (1995)


На днях, разбирая в очередной раз архив, я нашёл одну из тетрадей школьных времён, куда переносил свои первые переводческие потуги — тогда это были тексты песен моих любимых иностранных рок-групп. Где-то в глубине этой тетради, пролистывая, я наткнулся на аккуратные записи на нескольких страницах. Присмотревшись, я узнал в них мой дневник, который я вёл в августе 1995 года, когда впервые оказался в заграничной поездке, в Дублине. В данной тетради находился «чистовик» — вероятно, по возвращении домой, я перенёс в неё черновики, так как обнаруженные записи слишком аккуратны для своего сумбурного содержания. Дневник небольшой, некоторые места в нём даже несколько умилительны. К этой публикации прилагаю фотографии из того путешествия. Прошу не судить строго — мне тогда было всего 14 лет. Многие подростки в этот период обычно бывают чем-то одержимы: например, большинство моих знакомых сверстников в середине 1990-х очень сильно увлекалось компьютерными играми. Моя одержимость (если это была она) выражалась в увлечении рок-музыкой и сопутствующими ей товарами. Меломанский восторг подростка из России, впервые оказавшегося среди изобилия продукции музыкального бизнеса, сегодня выглядит чудачеством. Впрочем, и других эмоций в этом дневнике тоже хватает. Collapse )
László Moholy-Nagy

[2] Грейл Маркус. Интервью Саймону Рейнольдсу (2012)

В какой момент писательство определилось в качестве вашего призвания? До этого были иные цели стать кем-то другим?

Я не думал об этом в детстве. В студенческие годы я очень быстро понял, что буду преподавателем. В Беркли я учился у выдающихся профессоров. Вдохновляющие учителя: Джек Шаар, он недавно умер; Майкл Роджин, тоже умер; Норман Якобсон, который умер несколько лет назад. Они преподавали политическую теорию, притягательные люди, проводившие много времени со студентами. Они читали лекции таким образом, что предметы становились захватывающими и заставляли тебя отчаянно хотеть узнать больше. Одна из вещей, сделавшая меня музыкальным критиком, и всегда восторгавшая меня, это когда слушаешь музыкальное произведение, и оно кажется чудом. Трудно поверить, что кто-то может сотворить нечто настолько замечательное, настолько совершенное, всего лишь посредством знания и воли. И ты думаешь: «Как должен себя чувствовать в тот момент человек, сотворивший эту музыку?» Я слушал великий сольный альбом Дэйва Мэйсона [Alone Together, 1970], и там есть песня, “Look at You Look at Me”, где очень длинное соло в конце: невыразимо чудесное и изящное музыкальное произведение. В то время все думали, что соло сыграл Эрик Клэптон… скорее всего, сыграл сам Мэйсон, но если это действительно он, то это величайшее клэптоновское соло, которое Клэптон никогда не сыграл. Слушая что-то подобное и гадая, какие чувства можно испытывать в момент сочинения этой музыки... Я всегда представлял себе, что человек ощущает себя свободным и преисполненным, и совершенно вышедшим за свои пределы. Некоторые, реагирующие на музыку таким образом, могут затем решить: «Я хочу почувствовать себя как этот человек, поэтому научусь играть на гитаре и, в конце концов, доберусь до этого уровня». Для меня способом достижения этого стало писательство. Это произошло, когда я прочитал книгу Полин Кейл «Я потеряла это в кино», оставившую меня с тем же ощущением по поводу писательства: «Я хочу почувствовать себя таким же свободным, как она должно быть себя чувствовала, когда писала это».

Collapse )
László Moholy-Nagy

17. Задача этого поколения | 18. Способности

Задача этого поколения

Каждое поколение отличается от предыдущего определением своих задач. Задача этого поколения — найти свои корни. Оно должно попытаться понять смысл своего предназначения, так чтобы каждый мог осознать основную цель жизни — сохранение и совершенствование биологической природы каждого вкупе с гармоничным существованием в обществе. Ценность такого существования будет определяться условиями взаимодействия, пользой для общества и личным счастьем. Эта новая жизнь требует нового подхода для решения проблем, социального механизма производства и творческого образования.

Учителями человечества являются не только преподаватели в школах, колледжах и университетах. Чтобы достучаться до людей с разными темпераментами, одних только разумных устных объяснений недостаточно. Есть необходимость во многих других методах. Искусство, например, может взять человека штурмом через чувственные переживания, непосредственно через чувства, по большей части без привлечения интеллекта. Искусство может играть важную роль в перевоспитании людей.

На данный момент всё находится в состоянии потока. Лучшее, что мы можем сделать, это стать открытыми для современного искусства и его формулировок, которые своими средствами основаны главным образом на непосредственном чувственном воздействии. В результате появится понимание новой образности и её новой ритмической структуры; очищение и укрепление перцептивных и умозрительных способностей. Эта новая образность есть суть разнообразных возможностей этого всё ещё хаотичного мира, переведённая на язык непосредственности и насыщенности.

Способности

Следует снова и снова говорить, что каждый здоровый человек глубоко внутри себя имеет биологический потенциал для развития такого языка. Каждый человек имеет творческую натуру. Все люди наделены природой естественным образом воспринимать и усваивать сенсорный опыт: думать и чувствовать. Школы должны обладать техникой развития этого природного дара в самые важные годы становления молодежи.

Тот факт, что можно добиться общего стандарта самовыражения без специфических талантов, подтверждается вековыми традициями европейского образования в богатых семьях, где относительно высокий культурный уровень был достигнут системой репетиторства или домашнего обучения. Следует снова и снова говорить, что каждый человек чувствителен к звукам музыки, к цветам, к тактильным и пространственным отношениям: то есть, каждый способен обладать полнотой такого опыта и каждый может выработать невербальную выразительность любыми средствами. Всякий нормальный здоровый человек может выразить себя посредством музыки, живописи, скульптуры, так же, как он выражается языком, словесным материалом говорящего. Эта истина проявляется даже в повседневной жизни. В некоторых чрезвычайных случаях люди могут выходить за пределы условностей и запретов и выдавать «чудеса», превышающие их «нормальные» способности. Другое доказательство этого содержится в работах детей и первобытных людей; их спонтанная экспрессия, как правило, возникает из внутреннего ощущения соразмерности, ещё не зажатого сомнением перфекциониста. Дети поют, рисуют, раскрашивают, танцуют в моменты эмоционального напряжения. Эти виды выражения не всегда есть синоним «искусства» «профессионалов», но они являются примерами жизни, регулируемой внутренними потребностями. Без такой эмоциональной артикуляции и выразительности жизнь становится одним большим разочарованием.

Часто говорят, что европейское среднее образование (гимназия) имело более высокий стандарт, чем американское, потому что здесь* посредством бесплатного государственного образования любой может пойти в школу и менее талантливые ученики замедляют развитие более одарённых. Подразумевается, что в Европе только талантливые ученики попадают в «гимназию». Это не так. Европейская средняя школа (гимназия) требовала достаточно высокой платы за обучение. Она являлась учреждением классового воспитания и единственным принципом отбора по одарённости был родительский кошелёк. Высокий образовательный стандарт произошёл от учителей. Они были в состоянии подтянуть менее талантливых учеников к уровню учебной программы. Такого результата можно было бы достичь и в этой стране, если поднять уровень общеобразовательной подготовки учителей.

* В США. (прим. пер.)
László Moholy-Nagy

16. Попытки усовершенствования

Очевидно, что базисная ориентированность вознаграждается гораздо больше беспорядочного знания деталей. И естественно, что на протяжении целых эпох, каждый тип образования — от детского сада до университета — пытался приблизиться к этой идее и создать условия для всестороннего обогащения идеями. Но есть разница, когда на практике это приводит к синтезу знания основ или же только к скоплению и сопоставлению истин из вторых рук.

В детском саду Монтессори имели место хорошие начинания. Ребёнок там попадал в атмосферу совокупных действий и согласованных отношений через некое воспроизводство в миниатюре городской жизни взрослого человека. В этом был свой смысл. Это позволяло в короткий срок приобретать непосредственный психофизический опыт, который иным способом был бы лишь поверхностно и неполно накопляем. Ребёнок взаимодействовал с окружением и становился социально сознательным. Хотя и в этой схеме были недостатки. Она пренебрегала детской способностью преобразовывать полученный опыт в творческую деятельность. Воображение детей в саду Монтессори быстро становилось сглаженным из-за его прямого практического применения. Безусловно, часть потенциала задействовалась, но фантазия и оригинальность решений игнорировались.

Сегодня начальные и средние школы экспериментируют с «прогрессивными» схемами. Программа включает в себя свободные научные исследования, совершаемые учениками, и свободный учебный план, предполагающий возможность соприкосновения с жизненными реалиями. Но и здесь во многих случаях препятствием становится то, что занятия и упражнения приводят лишь к накоплению студентом данных с последующей задачей их красочного словесного изложения. Возможность синхронной творческой концепции, что давала бы шанс синтезировать результаты, маловероятна. В будущем прогрессивному образованию, если оно стремится быть успешным, следует согласовать получаемые знания с другими средствами выражения, такими как живопись, скульптура, поэзия, игра и музыка. Тогда оно сможет лучше выполнять свои революционные задачи.

Важность такого согласования была признана в колледжах и университетах, где введены новые профессорские должности для взаимосвязей областей наук ради наведения мостов над пропастями между различными кафедрами. Йельский Университет нашёл хорошее название для такой операции слияния: «Институт человеческих взаимоотношений», однако с её решением дело затягивается. В Чикагском Университете на уровне бакалавриата имеет место хороший зачин объединения в один курс трёх предметов: естественных, общественных и гуманитарных наук. Но такие курсы упускают из внимания, что общественная мысль должна исходить от каждого учителя, так же как английский язык является составляющей частью любого предмета. Вместе с тем способности студента также должны быть обращены и на технологическую и художественную плоскости, чтобы выйти за рамки разглагольствования, чтобы его потенциал был выражен не только вербально.

Чтобы привести образование в состояние равновесия между руками и мозгом, интеллектом и эмоциями, следует предоставить студенту больше возможностей использовать свой разум наряду с его эмоциональным потенциалом; ради работы чувственного восприятия глаза, носа, языка и пальцев, и преобразования этого в регулируемую выразительность. Студенту следует позволить самому дойти до сути посредством эксперимента с его материалом. Его не надо «направлять» ни по какому определённому пути; его мозг не должен быть загружен ни гипсовыми слепками, ни слишком сложными для определённого возраста книгами, описывающими навыки с чужого плеча, что неэффективно для его работы — или книгами, описывающими нечто, находящееся за пределами его понимания. Образование должно стать возможностью совершить собственные открытия и выработать собственную выразительность, порождая целенаправленное слияние общественной традиции с индивидуальными опытом, практикой и выводами. Знание исторической преемственности это одна из самых ценных ступеней в эволюционном прогрессе человека. Содержательное накопление опыта может уберечь его от повторения ошибок, так что творческая сила может последовательно сохраняться ради общественно важных задач. Такая отдача должна быть альфой и омегой образования, отражением всех элементов обучения в творческой созидательной деятельности.

Решение в том, что человек должен иметь понимание и интеллектуальную силу использовать всё накопленное культурой и цивилизацией. Он не может отвернуться ни от знания прошлого, ни от существующей реальности. Он должен обратиться и к тому, и к другому — со всеми их ответвлениями и возможными препятствиями, — и быть готовым к тому факту, что их волны могут усиливать или уничтожать друг друга. Здесь понадобится избирательность в продолжении одних тенденций или отказа от других, если те окажутся разрушительными. Обучение, сосредоточенное на знании ради знаний, всегда будет проходить мимо конечной цели, единственной придающей смысл попыткам комбинирования. Выбор легче если цель ясна. Познание не должно пребывать в вакууме; оно должно находиться во взаимодействии с социобиологическими задачами. Такое комбинирование придаёт человеческой жизни смысл, направленность и уверенность в завтрашнем дне.

Размах такой цели не должен пугать. Вековая борьба рабочих за солидарность показывает, что нет ничего более удовлетворительного для личности, чем принадлежать к группе, у которой есть общественная задача, а через неё и прочная связь.

Вместе с общественной задачей, образование откроет возможности каждого ради их лучшего проявления; в то же время это обеспечит основу для коллективного взаимодействия, так как общая цель это лучший активатор для личного труда.

Общественная задача может стимулировать наиболее ценные качества у молодых людей, бескорыстие и посвящение себя цели, даже если работа не обещает определённой награды. Лишь тогда когда все интересы обращены на социальную справедливость и общественную гармонию, ключевая роль личности будет реализована. Такой подход приведёт к объединению и придаст мощный стимул личности к персональному росту. Чем лучше человек учится и работает, тем больше практической пользы обществу: полнейшая тождественность личной и общественной отдачи! Осознавая это, индивидуальный талант не может быть направлен на соперничающее подавление меньших на первый взгляд дарований. Так как существует нужда в лучших достоинствах каждого, сотрудничество должно быть стандартом. Таким образом новое образование может вести к синхронному установлению личных и общественных стремлений и стать инструментом более счастливой и здоровой жизни.

Есть общепринятый постулат, что капитализм с его индустриальной технологией призван экономически способствовать получению прибыли. Однако «экономические» методы должны быть подчинены потребностям человека, чтобы технология являлась преимуществом, а не проклятием.* Мы должны регулировать сферу применения материала, техники, науки и искусства, не только экономически, но также биологически и социально. Удовлетворив многочисленные требования этой эпохи, поставив человеческие ценности во главу угла, можно ожидать появления новой ментальности и нового типа личности. Общий знаменатель — это фундаментальное признание человеческих потребностей; предназначение — взять моральное обязательство удовлетворить эти нужды, и цель — создавать что-то ради них, а не ради выгоды.

* «Думайте об эффективности, а не о долларах и центах» (Вальтер Гропиус). (прим. авт.)

Образование должно придавать личности чувство собственного достоинства и облагораживать её общечеловеческий статус, способствуя лучшему и более сознательному применению её интеллектуальных и эмоциональных способностей. Но, естественно, человек также должен быть уверен, что в дополнение к этим преимуществам он будет пользоваться и материальными достижениями. Серьёзное внимание должно быть уделено свободе от нужды, достойному уровню жизни. Это должно начинаться с самих учителей. В Китае, например, учительство почитается самой уважаемой профессией среди социальных групп. В этой стране* самым высокостатусным является бизнесмен. Это показывает социально-экономический анализ интеллектуальных профессий. Оплата труда учителей определяется не на основе их профессиональной квалификации и человеческих качеств, а на основе произвольной фиксации возрастных групп, которым они преподают. И всё же лучшие учителя находятся в детском саду и начальной школе, ведь там происходит основополагающее воспитательное воздействие.

* В США. (прим. пер.)

В демократических странах Европы, таких как Швейцария и Швеция, самое пристальное внимание уделяется воспитанию молодёжи перед поступлением в университеты. Это возможно только с помощью адекватной подготовки учителей, в которой заинтересована вся община. Например, в Швейцарии каждый учитель для начальных школ назначается пожизненно голосованием граждан соответствующих районов. Оплата его труда гарантирует достойную жизнь и согласуется с убеждением, что ни одна демократия не может существовать без самого тщательного образования своих граждан.

Когда эта страна также придёт к пониманию важности компетентных преподавателей в детских садах, начальных классах, в старшей школе, а также в университетах, и станет платить им достойно, чтобы обеспечить статус учителя, который будет действительно учить, а не просто передавать информацию, будет сделан важный шаг на пути повышения уровня образования.
László Moholy-Nagy

15. Истина из вторых рук

Каждая эпоха имеет своё представление о воспитании. Для большинства современных людей формальное образование является сокращённой, интеллектуально сжатой формой чужого опыта, тем, что можно использовать для заработка. Сегодня, чтобы быть хорошо образованным, необходимо усвоить казалось бы полезные навыки прошлого ради умения их механического использования в соответствующей ситуации. В своё время в таком типе образования имелось рациональное зерно. Самым главным было и остаётся то, что человечество способно усваивать опыт прошлого, но это не должно восприниматься буквально, без критического анализа. Традиция должна быть динамической. Она не может служить движущим фактором, если перенимается автоматически и превращается в пустую условность; если её содержание ограничено разглагольствованием и не имеет отношения к личному опыту; если она превращается в дублирование повторений подражаний. Запоминая факты, но не убеждаясь в них на собственном опыте, человек может преуспеть лишь в демонстрации бессвязных знаний. Таков принцип образованности в «Information Please»,* участники которой озарены восхитительной многосторонностью. На деле же эти участники лишь сыплют энциклопедическими символами. Они выступают вспомогательным инструментом, создающим видимость бессмысленной схемы. Они являются прообразом того образования, что предоставляет знание через буквальные количественные данные и отвергает естественную практику самопознания и самовыражения. Когда такие «маловажные» предметы как искусство, ремёсла и машинные технологии почитаются за балласт и выходят из разряда общеобразовательных, студент остаётся в разреженной атмосфере пустого буквоедства.

* «Дайте справку, пожалуйста» — американская радиовикторина (1938–1951), правила которой во многом были переняты в знаменитой телепередаче «Что? Где? Когда?». (прим. пер.)


Жёсткая критика существующей образовательной системы стала общим местом для любого смышлёного обозревателя. Так в книге М. Ф. Гайера «Разговор о человеке» («Speaking of Man», Harper & Brothers, 1942) находим следующее заявление: «К сожалению, молодым студентам… приходится прилагать большие усилия памяти и навыки овладения символами, что не только не ведёт к пониманию изучаемого, а даже наоборот. Чтобы противостоять этой опасности, необходимо увеличивать объём обучения через непосредственное восприятие и самостоятельное суждение. Таких корректировок нам всё ещё очень не хватает в нашем школьном обучении… Отсюда слуховой способ мышления — который очевиден и который действует против нас самих в школах и колледжах».

К этому следует добавить и социоэкономическую проблему: высокая значимость школы как образовательного учреждения заставляет многих людей поверить, что одним своим посещением школы они уже участвуют в образовательном процессе. Здесь делается ошибочный акцент на восприятие как на главную часть процесса обучения. Пассивное отношение особенно развито у людей, убеждённых только в экономической выгоде образования, ценность которого измеряется в долларах и центах. На деле же только компромисс — что на языке образования означает «творческое соучастие» — может дать результат.
László Moholy-Nagy

13. Гуманитарное образование | 14. Закрепляя скоротечное

Гуманитарное образование

«Гуманитарное» образование, которое воспринималось позитивным противовесом одностороннему профессионализму, сегодня не во многом от него отличается. Профессиональное обучение несёт в себе лишь поверхностные знания, в то время как гуманитарное образование содержит в себе навык разглагольствования — и то, и другое достигается обычно механическим заучиванием.

Профессиональное образование, не делающее акцента на последних технологических новшествах, часто оставляет студента в рамках устаревших шаблонов, применяющихся и в методах, и в действиях; схожим образом получается и в случае с общеобразовательными предметами — без акцента на социальной мысли они воспринимаются лишь частью учебной программы. Хотя невнимательному взгляду это не очень заметно, но гуманитарное образование может привести к культивированию прошлого и сделать из предпринимателей фанатиков, опустив их до уровня наёмных рабочих. Пропитанные «безусловностью» прошлых философских схем и мыслительных категорий, они строго следуют сформулированным и знакомым программам. Но бывает, что, несмотря на пребывание в отравляющей атмосфере гуманитарного образования, присущая ему эволюционная, историческая суть воздействует на студента так, что тот самостоятельно учится постигать механику и особенности умственной работы. Но без биологической и социальной задач такое воздействие может оказаться обоюдоострым мечом. Этот меч может прорубать тропу как в общественном, так и в антиобщественном направлении.

Сегодня существует тенденция изживать или сокращать «культурное образование» в начальной и средней школе и заменять его профессиональным обучением. Аргументом является то, что лишь десять или пятнадцать процентов выпускников школы идут в колледж, «а остальным следует приготовиться занять свои места в мире бизнеса и с самого первого дня зарабатывать деньги для своих работодателей».
Следовательно, зачем нужны гуманитарные, культурологические предметы, если большая часть учеников станет рабочими, техниками, клерками? Остальные же, по своей специальности, будут изучать гуманитарные науки в колледже.

Крайне важно доказать ошибочность такой мотивировки. Особенно, именно потому что большинство американских мальчиков и девочек не поступают после школы в колледж, всем им следует получить культурологическое образование в средней школе. Иначе большинство людей оказываются лишены его вовсе. Результатом этого может стать образовательная и культурная монополия меньшинства, оставляющая от демократии лишь её пустую оболочку.


Закрепляя скоротечное

Гораздо более влиятельным является накладывающееся поверх школьного неформальное образование. Исследовательские институты, опросы общественного мнения, субсидии и гранты создают прекрасные условия для различных влияний. Следствием становится то, что эфемерные цели постепенно превращаются в реальные факты, закрепляющие скоротечное.

Например, акцент на быстром профессиональном обучении вовсе не был условием, поставленным предпринимателями педагогам. Технические и коммерческие формы профессионального обучения стали чаемой целью благодаря беспрестанному высмеиванию «непрактичного» профессора, «идеалистического» интеллектуала и прославлению «крепкого реалиста», что «служит прогрессу» и которому известны «практические нужды» страны. Попытки противостоять таким тенденциям обычно предпринимаются слишком поздно.

Чтобы направить индустриальный мир к балансу между биологическим смыслом человеческого существования и существующим индустриальным обществом, учредить кооперацию и плановую экономику, требуется почти что революция. Из-за скрытой или открытой вражды против реформы крепко сплочённая команда мировых экономических лидеров обычно осуждает или подавляет конструктивные предложения о необходимых переменах.
László Moholy-Nagy

9. Формальное и неформальное образование

В Средние века «передовое» образование было привилегией небольшого количества людей. Но и в этом случае акцент был сделан на объединении всех способностей, включая спорт, музыку, науку, философию, историю, литературу, скульптуру и живопись. В том обществе, до Французской революции, труженики были на положении вьючных животных — им для работы грамотность не требовалась. Между тем и они могли постигать полноту бытия посредством их искусства, ремесла, народных ярмарок, песен, музыки, танцев и всеобъемлющей общей религии.

Эта дописьменная культура была сметена индустриальной революцией, потому что квалифицированный и неквалифицированный труд стал предваряться множеством отпечатанных технических инструкций. Такая необходимость не казалась плохим основанием для демократизированного начального образования, которое долгое время было предметом мечтаний прогрессивно мыслящих педагогов. Сперва казалось, что всеобщая грамотность откроет новые перспективы для каждого. Но — парадокс — распространение образования обернулось своей негативной стороной. Быстрое освобождение образовательного процесса от многих обязательств ради немедленных навыков повлекло пренебрежение биологической ориентацией, без которой оказалось утрачено стремление к творческой активности и вместе с этим — содействие в полноценном развитии и рассудительности. Это способствовало быстрому обучению масс, но оставило без внимания цель образования, а именно, что «не знания, а умение овладевать знаниями есть цель обучения».* Именно это было обойдено стороной. Большинство получало образование посредством вербализации, и здесь был сделан акцент на внимании, а не на участии в образовательном процессе. Целью оказалось не самовыражение, не самостоятельное мышление, не полнота восприятия, а «применение» навыков для обслуживания машин, исходя из инструкции.

* Утверждение Иоганна Генриха Песталоцци (1746–1827), одного из величайших педагогов в истории. (прим. авт.)

Это не было таким очевидным в начале распространения всеобщего образования. Лишь после того, как революционный (в смысле освобождения от тяжкого труда и рабства) характер эпохи машин утратил свою значимость, властители задумались о сохранении привилегий нового правящего класса. Вдобавок к закону и правосудию, которые подвергались поправкам ради прикрытия очевидных преступлений, изобретались другие, более утончённые устройства для сохранения устанавливающегося положения вещей. Самым эффективным из этих устройств было и остаётся неформальное образование, которое направлено на приведение в беспорядок и без того скудных познаний, полученных посредством формального образования, чтобы поспособствовать социальной дезориентации. Такое неформальное образование есть сумма множества сил, пытающихся влиять на общественное умонастроение: от рекламы до собраний городского совета, от искусства до науки; мощная пропагандистская машина, движимая сплетёнными и запутанными интересами лоббистов, влиятельной закулисы, монополистов и наёмных политиков, от чьих щупалец практически нет возможности скрыться.

«Я благодарю Бога, что у нас нет ни свободных школ, ни свободной печати и надеюсь, что они не появятся ещё сотни лет; образование ведёт к неповиновению и наполняет мир ересями и сектами, а печать повсюду распространяет их ложные учения и клевещет на правительство. Да хранит нас Бог и от того, и от другого». (Сэр Уильям Беркли, губернатор Вирджинии, в 1671 году, отвечая на запрос лордов-уполномоченных по иностранным плантациям. — William Walter Henning. «Statutes at Large». N.Y. 1823, Vol. II, p. 517.)

Яков II, взошедший на английский трон в 1685 году, послал инструкцию губернатору Донгану в Нью-Йорк: «Поскольку свобода печати может стать причиной большого беспокойства в нашей провинции Нью-Йорк, вам следует принять все необходимые законы, согласно которым никто не имеет права владеть печатным станком, книгой, памфлетом или чем-то, напечатанным без вашего специального разрешения и лицензии». (John Clyde Oswald. «Printing in the Americas»)
László Moholy-Nagy

7. Умаление моральных обязательств | 8. Неделимое образование

Умаление моральных обязательств

Познания специалистов стали детализированными, однако их деятельность получила широкое распространение, утратив гуманитарную и социальную направленность. Они оказались разделены границами специальных задач, что приучило их «заниматься своим собственным делом» и упразднило человеческую общность, естественные социальные рефлексы здоровой развитой личности.

Это была эпоха разобщения, отмеченная ожесточённой конкуренцией на той территории, где в то же самое время устанавливался закон laissez faire* и, следовательно, утрачивалось сознание обязательства взаимодействовать и воспитывалось нежелание принимать участие в решении комплексных общественных проблем. Специалисты проявляли свои лучшие способности, стремясь как можно лучше решить поставленные перед ними задачи. Но их действия характеризовала бессвязность мышления, отсутствие ясно выраженных перспектив социального планирования.

* Позвольте делать (фр.). Устойчивое выражение, означающее политику невмешательства государства в экономику, свободный рынок. (прим. пер.)

Первые капиталисты взяли за основу базовую предпосылку протестантизма, признающую главным достоинством человека совесть, держащую ответ лишь перед самим человеком и Богом. Свои решения они соотносили с «промыслом божьим», ощущая себя — имея на то основание или нет — исполнителями воли Бога в управлении своими торговыми империями. Сегодня даже такой ответственности не несёт никто: ни абстрактный владелец акций, ни очевидно бездеятельный совет директоров.

Повсюду царит безответственность. Художник-дизайнер занимается внешней оболочкой рекламируемого продукта. Он ответственен лишь за свою часть работы — таков его профессиональный стандарт. Торговец продает рекламируемый товар. Но он не отвечает за возможную недоброкачественность этого товара, потому что таким его торговец может получить у изготовителя. Изготовитель не отвечает за брак потому, что он всего лишь оплатил производство продукта. Состав продукта определяется наёмным персоналом исследовательской лаборатории, главная задача которого — производство конкурентоспособного на рынке товара. В целом, ответственность оказалась раздроблена на микроскопические частицы.

Неделимое образование

На заре человеческой истории дописьменное образование, передававшееся посредством мифов и народных сказок, не имело никаких способов воздействия кроме как через живое слово. Безграничная фантазия творила примеры человеческой стойкости, мужества, доброты, смекалки, внушая слушателю неизбежностью причины и следствия глубокое чувство ответственности: добро вознаграждалось, зло каралось, а герою предоставлялся выбор занять чью-либо сторону. Человеческое стремление следовать великим образцам и продолжить нить старых сказок вдохновляло на новизну, требовало мастерства и широких познаний. Способы решения проблемы, найденные героем в сказке, перенимались человеком для решения его собственных проблем. Это обеспечило его руководством и глубокой внутренней уверенностью, заключённой в великой традиции, взявшей за образец саму жизнь. Образцы эти стали окружать человека повсюду: в живописи, скульптуре, архитектуре.

Позже, обучение, отошедшее от своих основ, как в Греции, расширило свою область действия. И разум, и тело проявляли свои способности одновременно. Умение и практичность были половиной дела. В древнегреческой гимназии учебный план начальной и высшей школы (возраст 16 лет) состоял из игры и спорта, ради того, чтобы, как писал Платон, «не было необходимости во враче». Когда произошла социальная корректировка обучения и проблема здоровья оказалась решена, настал черёд заняться разумом. Эмоциональная составляющая формировалась посредством искусства, особенно, музыки. Даже обучаясь математике ученики хором пропевали правила.

В плане интеллектуального развития важным считалось постижение и умение пользоваться логическими концептами, умение мыслить категорически, иметь системный подход к проблеме, уметь самостоятельно думать и принимать решение.
László Moholy-Nagy

László Moholy-Nagy. Vision in Motion (1947)

Ласло Мохой-Надь (1895–1946), «Леонардо да Винчи ХХ века», был видным представителем конструктивизма, и в период 1923–1928 гг. преподавателем в художественной школе Баухауз (Веймар и Дессау, Германия). После прихода к власти Гитлера Мохой-Надь покинул страну и, спустя время, переехал в США, где в 1937 году стал директором «Нового Баухауза», а в 1939-м основал свою собственную школу дизайна, впоследствии переименованную в Чикагский Институт Дизайна.

Хотя «Видение в движении» впервые вышла через полгода после смерти автора, книга полностью закончена Мохой-Надем. Она стала итогом его творческой работы, обобщением всего творческого пути художника, чем-то вроде завещания. В ней он рассматривает многие виды искусств по отдельности и в их синтезе, но самое важное, что автор открывает перед читателем многие грани социальной активности человека. Мохой-Надь был не просто художником, фотографом, кинорежиссёром и т.д., но и педагогом — в книге ценен не только анализ, но и её просветительский характер.

По тем временам это было необыкновенное издание. Оно представляет собой книгу альбомного формата с множеством иллюстраций. Текст и иллюстрации взаимно дополняют друг друга, находясь в непосредственной близости друг от друга. Сегодня её можно рассматривать и как «другую» историю искусства, не статичную, находящуюся в непрерывном движении — рассматривать глазами выдающегося художника, открывающего для читателя его тайные и незаметные пружины.

Перевод Александра Умняшова.Collapse )