Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

kukish

Основное

Этот журнал называется гилеец, потому что я имею некоторое отношение к книгоиздательству «Гилея», в котором вышли три книги в моём переводе.

Самое важное и интересное в этом журнале: Collapse )
hugo

Американская трагедия


История США, также как и российская, имеет свой «Курск»: правда, морская катастрофа первых гораздо масштабнее — под воду ушло три эсминца и погибло около 800 человек (число жертв «Курска» — 118). Американская трагедия произошла в середине декабря 1944 года и это событие стало темой эссе известного рок-критика и писателя Грейла Маркуса (р. 1945), на чью жизнь и судьбу катастрофа повлияла непосредственно: на одном из кораблей служил его 24-летний отец, который погиб во время тайфуна. В своём тексте Маркус размышляет о свойствах человеческой памяти в ситуации когда самого близкого человека ты никогда не видел, но он, в качестве участника грандиозного исторического события, выглядит в твоём воображении (не в памяти!) мифологическим героем. («Из вышесказанного становится ясно, к какой части души относится память — именно к той же, что и воображение». /Фома Аквинский/). В качестве вспомогательного инструмента, для своего автоархеологического («самокопательского») труда, Грейл Маркус привлекает пример фильма Дэвида Линча «Синий бархат» и это настолько любопытный метод, насколько вообще может быть любопытен малоизвестный для российского читателя эпизод Второй Мировой войны.

Скачать pdf в красивом оформлении

Читать VK


Читать FB

Когда я сделал перепост этого материала ВКонтакте, мне написал заведующий конторы «полтора дезертира», впервые опубликовавшей этот материал, и выразил мнение, что моё сравнение трагедии «Курска» с американской катастрофой некорректно. Я пояснил ему, что «здесь больше имеется в виду отношение общества к событию — как я понял из текста Маркуса, в США к этой катастрофе относятся так же трепетно, как у нас к “Курску”». В ходе нашего диалога мой знакомый заведующий также высказал пару, на мой взгляд, важных замечаний: 1) «У нас [в России] нет устойчивого интереса общества или сколько-нибудь широких кругов к подобным вещам. Это длится пока свежа новость, а дальше [это] касается только специалистов и маргинальных групп доморощенных историков. (Пере)осмысление, пере-живание истории в России вообще не в чести — в отличие от воспроизведения ограниченного набора школьных мифов». 2) «Вообще, дело с этими эсминцами — очень специфическая штука. Там куда важнее, пожалуй, не 800 трупов, а отказ бунтовать».
László Moholy-Nagy

Боб Блэк без церемоний



Текст Боба Блэка, посвящённый недавно произошедшему с ним инциденту
и обращённый к его американскому издателю.

Описанное Блэком происшествие, конечно же, имеет своей причиной давно сложившееся неприятие этого действительного новатора и реформатора анархистских идей разного рода «революционными» консерваторами — той самой заскорузлой и секстантской анархистско-левацкой средой, которая достаточно основательно проросла повсюду и теперь является своего рода активистским мейнстримом. Эти люди, каковых полно и у нас, ведут себя, по сути дела, как наша родная власть, не стесняющая себя в средствах, чтобы защитить собственные святыни и свой бизнес.
black mask

Подымись с могилы и не будь убитым

Мне встречались люди,
мечтавшие, чтобы горы
вечно носили их имена.

Но могильные холмики невысоки,
и зелень их однообразна.
Все сыновья разлетелись по свету —
на одинокие пальцы
распался кулак отцовской руки.

У меня был друг:
он прожил и умер в полной тиши
очень возвышенно
и не оставил после себя ни книги, ни сына —
никого, кто б всплакнул на могиле.

Но это вовсе не грустная песня —
все дело в названье вершины,
куда я стараюсь забраться,
вдыхая густой аромат темноты,
разбавленный тонкою дымкой.
Вершине я дал его имя.
— Леонард Коэн | из этой книги | оригинал

25 августа 1917 г. демобилизованный прапорщик Чердынского полка Ле-Дантю сорвался со ступеньки и попал под поезд при катастрофе (или обстреле) воинского эшелона под г. Проскурово. Верная памяти жениха, Ольга Ивановна Лешкова писала общему с Ле-Дантю другу Илье Зданевичу в Париж: «Он не был убит в сражениях, а выйдя целым и невредимым из целого ряда боев, в которых командовал полком, стал жертвой несчастного случая с поездом. Миша участвовал в целом ряде сражений, обнаружив редкое самообладание и полный презрения ко всяким опасностям». О гибели друга Илья Зданевич узнал во время научной экспедиции в 1917 г. В честь Ле-Дантю он назвал одну из вершин Понтийского хребта высотой 3700 метра. В дневнике экспедиции Зданевич писал: «Эту часть Качкар уступает низшей вершине, открытой мной, которую в честь моего друга, покойного Ле-Дантю, известие о гибели которого застало меня у руин Ишхани, я назвал вершиной Ле-Дантю. Лежащему под ней новооткрытому глетчеру будет поэтому присвоено имя ледника Ле-Дантю».
— Ирина Дзуцова. Михаил Ле-Дантю и его родословная
kukish

Память и ожидание



Если бы вы могли просто хранить внутреннюю тишину, не загрязнённую воспоминаниями и ожиданиями, вы бы могли разглядеть прекрасный узор событий. Это ваше беспокойство создаёт хаос.
— Нисаргадатта Махарадж

Про это состояние лучше всех, по-моему, писал Гласс в предисловии к «Music in 12 Parts»: про то, что минимализм отнимает у слушателя два ключевых понятия — память и ожидание. Память — потому что ему не с чем эту музыку сопоставить, а ожидание — потому что он в какой-то момент понимает, что ждать тоже нечего: в ней, если судить старыми мерками, ничего не происходит, она просто длится и длится. И вот когда он понимает, что развития нет и не будет, тут-то он и начинает слушать совсем по-другому — а точнее, не слушать, а просто быть.
Антон Батагов

Collapse )
kukish

Червяк ползет за всеми


Никакая нация не держит своего слова. Нация — большой бессмысленный червяк, преследуемый чем? Конечно, роком, судьбой. У нации не может быть чести; она не может держать слова. По этой причине в старые времена старались иметь короля, обладающего личной честью и словом.
Монстр — вот что такое нация. Каждый должен опасаться нации. Это нечто ужасное. Как может подобное иметь честь или слово? Вот почему я за малые нации. Малые нации предполагают малые катастрофы. Большие нации предполагают большие катастрофы.
Карл Густав Юнг

Человек, не погружавшийся в эту проблему, конечно, скажет: «Кому интересны наши желания!». И попадет пальцем в небо. Желания здесь как раз очень интересны. Потому что желания народов (в отличие от некоторых наших личных желаний) обречены на исполнение. Это отдельный индивидум может умереть, желая купить так никогда и не купленный им «Мерседес». С народами такого не бывает: желания народов — всегда предчувствие будущего.
Александр Зеличенко
kukish

Про то как Свидригайлов собирался в Америку

Головою в песок не уйду нипочём,
Ведь кто-то сказал, что смерть за плечом.
Меня не пугает судьба умереть,
В могилу пойду — буду прямо смотреть.
Ты позволь умереть мне
Так, как я сам умереть захочу.

Ходят слухи о войнах, что были и есть,
Смысл жизни развеян по ветру весь.
И люди готовы руки сложить,
Учатся смерти, не зная, как жить.
Ты позволь умереть мне
Так, как я сам умереть захочу.

Я, может быть, глуп, но сумею понять,
Когда против шерсти гладят меня.
И война вновь придёт, и смерть по пятам.
Ты позволь умереть мне здесь, а не там.
Ты позволь умереть мне
Так, как я сам умереть захочу.

И всегда были люди, что боялись всего,
Пугали войною всё время своё.
Я прочёл их заветы, остался молчать,
Но, сейчас, мой Господь, я готов закричать:
Ты позволь умереть мне
Так, как я сам умереть захочу.

Будь моими богатства мира сего,
Я бы всё изменил: я купил бы его.
Бросил в море оружие — всё, что бы смог,
Ведь оно лишь ошибка прошлых эпох.
Ты позволь умереть мне
Так, как я сам умереть захочу.

Дай мне выпить воды, ей бурею стать,
Дай понюхать цветы — их кровь будет питать,
Дай мне на зелёных лугах отдыхать,
Дай пройтись по пути с тем, кто будет мне брат.
Ты позволь умереть мне
Так, как я сам умереть захочу.

Выходи за порог там, где солнце встаёт,
Водопады, ущелья, там птица поёт.
Аризона, Айдахо, Кливленд и Орегон —
Место каждому штату в сердце твоем.
Ты умрёшь, как захочешь,
Как умереть захочешь ты сам.

Боб Дилан. Let Me Die In My Footsteps

Я где-то прочитал, что в конце каждой песни Боба Дилана стоит некий message: "Удачи".

Удачи.
kukish

В долгом ящике

Через два дня Александр вспомнил, зачем он живет и куда послан. Но в человеке еще живет маленький зритель — он не участвует ни в поступках, ни в страдании — он всегда хладнокровен и одинаков. Его служба — это видеть и быть свидетелем, но он без права голоса в жизни человека и неизвестно, зачем он одиноко существует. Этот угол сознания человека день и ночь освещен, как комната швейцара в большом доме. Круглые сутки сидит этот бодрствующий швейцар в подъезде человека, знает всех жителей своего дома, но ни один житель не советуется со швейцаром о своих делах. Жители входят и выходят, а зритель-швейцар провожает их глазами. От своей бессильной осведомленности он кажется иногда печальным, но всегда вежлив, уединен и имеет квартиру в другом доме. В случае пожара швейцар звонит пожарным и наблюдает снаружи дальнейшие события.
Пока Дванов в беспамятстве ехал и шел, этот зритель в нем все видел, хотя ни разу не предупредил и не помог. Он жил параллельно Дванову, но Двановым не был.
Он существовал как бы мертвым братом человека: в нем все человеческое имелось налицо, но чего-то малого и главного недоставало. Человек никогда не помнит его, но всегда ему доверяется — так житель, уходя из дома и оставляя жену, никогда не ревнует к ней швейцара.
Это евнух души человека. Вот чему он был свидетелем.

* * *
Под покровом снегов
Пятидесяти семи зим
Сделавших свое дело —
Куда ушла ты?
И я верила в тебя
Я верила в тебя
Как в Элвиса Пресли, поющего псалмы по воскресеньям —
Куда ушла ты? —

Она ушла на встречу со своим создателем
Вернулась туда, откуда пришла
Чтобы спасти свою душу
Вернуть ее домой
Потому что поздно и пора спать
Давно пора спать

Ангел мой, ангел!
Пролети надо мной, ангел мой!

Она взяла жизнь в свои руки
Взяла жизнь в обе руки
И никто больше не скажет ей
Что надо делать
И я верила в тебя
Я верила в тебя
Как в Элвиса Пресли, поющего на сцене Лас-Вегаса —
Куда же ты ушла? —

Она ушла на встречу со своим создателем
Вернулась туда, откуда пришла
Чтобы уберечь свою душу
Вернуть ее домой
Потому что поздно и пора спать
Давно пора спать

Ангел мой, ангел!
Пролети надо мной, ангел мой!



Но вот сердце сдало, замедлилось, хлопнуло и закрылось, но — уже пустое. Оно слишком широко открывалось и нечаянно выпустило свою единственную птицу. Сторож-наблюдатель посмотрел вслед улетающей птице, уносящей свое до неясности легкое тело на раскинутых опечаленных крыльях. И сторож заплакал — он плачет один раз в жизни человека, один раз он теряет свое спокойствие для сожаления.
— Андрей Платонов. Чевенгур
kukish

Двусторонний связующий фактор

Сколько ни жил Захар Павлович, он с удивлением видел, что он не меняется и не умнеет — остается ровно таким же, каким был в десять или пятнадцать лет. Лишь некоторые его прежние предчувствия теперь стали обыкновенными мыслями, но от этого ничего к лучшему не изменилось. Свою будущую жизнь он раньше представлял синим глубоким пространством — таким далеким, что почти не существующим. Захар Павлович знал вперед, что чем дальше он будет жить, тем это пространство непережитой жизни будет уменьшаться, а позади — удлиняться мертвая растоптанная дорога. И он обманулся: жизнь росла и накоплялась, а будущее впереди тоже росло и простиралось — глубже и таинственней, чем в юности, словно Захар Павлович отступал от конца своей жизни либо увеличивал свои надежды и веру в нее.
Видя свое лицо в стекле паровозных фонарей, Захар Павлович говорил себе: "Удивительно, я скоро умру, а все тот же".
— Андрей Платонов. Чевенгур

Пожалуй, с начала болезни ее следствием было то, что моя жизнь стала замыкаться, возвращаться назад: я все более и более ценил то, что уже было, то есть уже прожитое; память сделалась центром моего мира, я терял ее так мгновенно, что это больше всего походило на смерть. Смерть ждала меня позади, а не в будущем, и я почти инстинктивно пошел тоже туда — назад, в прошлое. Этот поворот и все более явная и для меня самого, и для моих близких обращенность моей жизни вспять вовсе не были, как я боялся вначале, пустым и бессмысленным повторением пройденного. Не знаю почему, может быть, потому, что я шел с другого конца, но эта жизнь была совсем другой и совсем другие вещи имели в ней значение. Почти сразу я обнаружил, что многое необъяснимо, многое было прожито мной как бы предварительно, пунктирно, совсем не понято и не оценено. Теперь же все это мне возвращалось.
— Владимир Шаров. До и во время

Русский — это человек двухстороннего действия: он может жить и так и обратно и в обоих случаях остается цел.
— Андрей Платонов. Чевенгур
kukish

[7] Сериал "Lost"

Человек умирает столько раз, сколько раз он теряет близких.
— Публий Сир

Еще одним значением слова “puzzle” (кроме “головоломки”, “загадки”, “ребуса”, “мозаики”) является “недоумение”. Я собираю пазл своих избранных дней с недоумением. Я никак не могу найти место смерти в этой картине. Однако у меня уже набралось несколько кусочков. Collapse )