Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

kukish

Основное

Этот журнал называется гилеец, потому что я имею некоторое отношение к книгоиздательству «Гилея», в котором вышли три книги в моём переводе.

Самое важное и интересное в этом журнале: Collapse )
black mask

Подымись с могилы и не будь убитым

Мне встречались люди,
мечтавшие, чтобы горы
вечно носили их имена.

Но могильные холмики невысоки,
и зелень их однообразна.
Все сыновья разлетелись по свету —
на одинокие пальцы
распался кулак отцовской руки.

У меня был друг:
он прожил и умер в полной тиши
очень возвышенно
и не оставил после себя ни книги, ни сына —
никого, кто б всплакнул на могиле.

Но это вовсе не грустная песня —
все дело в названье вершины,
куда я стараюсь забраться,
вдыхая густой аромат темноты,
разбавленный тонкою дымкой.
Вершине я дал его имя.
— Леонард Коэн | из этой книги | оригинал

25 августа 1917 г. демобилизованный прапорщик Чердынского полка Ле-Дантю сорвался со ступеньки и попал под поезд при катастрофе (или обстреле) воинского эшелона под г. Проскурово. Верная памяти жениха, Ольга Ивановна Лешкова писала общему с Ле-Дантю другу Илье Зданевичу в Париж: «Он не был убит в сражениях, а выйдя целым и невредимым из целого ряда боев, в которых командовал полком, стал жертвой несчастного случая с поездом. Миша участвовал в целом ряде сражений, обнаружив редкое самообладание и полный презрения ко всяким опасностям». О гибели друга Илья Зданевич узнал во время научной экспедиции в 1917 г. В честь Ле-Дантю он назвал одну из вершин Понтийского хребта высотой 3700 метра. В дневнике экспедиции Зданевич писал: «Эту часть Качкар уступает низшей вершине, открытой мной, которую в честь моего друга, покойного Ле-Дантю, известие о гибели которого застало меня у руин Ишхани, я назвал вершиной Ле-Дантю. Лежащему под ней новооткрытому глетчеру будет поэтому присвоено имя ледника Ле-Дантю».
— Ирина Дзуцова. Михаил Ле-Дантю и его родословная
kukish

[2] Обитель омоновца: о юбилейном выпуске «Афиши»


В апреле журнал «Афиша» выпустил юбилейный номер, в котором были собраны лучшие, по мнению редакции, материалы за 15 лет работы. Я купил этот выпуск, потому что в свое время был постоянным читателем: разглядывая и припоминая обложки за все годы издания, я с неудовольствием обнаружил, что начал читать журнал аж осенью 1999 года — довольно давно! А последний раз (тоже припомнилось) я купил бумажную версию осенью 2007 года, с Томом Йорком на обложке, когда вышел альбом Radiohead “In Rainbows” и в рецензии в очередной раз объявили о наступлении новой культурной революции. Я тогда решил, что с меня хватит и перестал интересоваться мнением тамошних обозревателей, хотя иногда заходил и захожу на сайт «Афиши» почитать какие-нибудь интервью с важными для меня артистами.

Но юбилейный апрельский номер я решил купить, чтобы просмотреть старые статьи, которые я мог читать в период 1999—2007, и посмотреть, что такого важного я пропустил в последующие годы. Немаловажным было и то, что в анонсе значилось интервью с Захаром Прилепиным — меня оно интересовало в рамках моего плана прочитать его новый роман «Обитель» (мое впечатление о нем см. в предыдущей записи).

Разумеется, чтение этого номера я растянул на недели, постепенно просматривая и про/перечитывая избранные материалы. Откровенно говоря, я был несколько потрясен грандиозностью представленной в журнале панорамы путинской эпохи. Грандиозностью со знаком минус, конечно. Я даже решил сохранить этот экземпляр, так как подумал, что историкам будущего, когда они станут изучать период 1999—2014, будет важно взглянуть на такой документ. Collapse )
kukish

Путешествие с открытым сердцем (часть вторая)


Константин Истомин. "Вузовки" (1933)

Никто не относится к женщинам столь надменно — агрессивно или презрительно, — как мужчина, опасающийся за свою мужественность. Те, кто не робеет среди себе подобных, скорее расположены признать себе подобной и женщину.
— Симона де Бовуар. Второй пол

Я хотел бы поговорить о мужской компании и приватном мире мужчины. О неизбывном театральном чувстве, присущем людям, казалось бы, совершенно далеким от таких вещей. Collapse )
kukish

[7] Путешествие с открытым сердцем (часть первая)




...Третьи уходили в поле и там что-то тщетно воображали своей фантазией.
— Андрей Платонов. Чевенгур


“Путешествие с открытым сердцем” — таким был подзаголовок романа “Чевенгур”, полностью отразивший настрой моего путешествия в Пустозерск в составе археологической экспедиции в августе-сентябре 2013 года. Много странных, неожиданных дум передумалось в той поездке, много неожиданных находок в глубинах памяти. Впрочем, не так уж это удивительно: интересуясь и занимаясь автоархеологией (“самокопанием”), я-таки занялся самой настоящей археологией — а занявшись ею, чего только не найдешь. Например, можно обнаружить отправную точку своего путешествия. Это ведь только формальность, что были Соловки—знакомства—мой нынешний НИИ и теперь экспедиция. Таинственный поезд “Париж—Пустозерск” доставил меня сюда. Но отправная точка — не “ситуационистский” Париж мая 2013 года, и не “леттристский” Париж мая 2012-го, а “джим-моррисоновский” Париж августа 1996 г. Из столицы мира, от точки нулевого километра перед Нотр-Дамом — через годы и путешествия — дорога под землю в норы зеленых кротов, как пела группа “Неприкасаемые”. Кротов истории, добавил бы я.Collapse )
kukish

Фундаментальный лексикон

Завершение холодной войны и эпохи железного занавеса было ознаменовано падением Берлинской стены в 1989 году, но за год до этого произошло одно не менее знаковое событие — я имею в виду московский аукцион фирмы «Сотбис», на котором «Фундаментальный лексикон» Гриши Брускина был продан по неслыханной по тем временам цене — 280 000 фунтов стерлингов. В результате этого аукциона Советский Союз был практически стерт с карты мировой культуры как самостоятельная единица, а бывшие нонконформисты стали ассоциированными членами глобального арт-рынка. Мне кажется, что из всего этого можно извлечь достаточно поучительный урок, заключающийся в том, что любое вхождение в какую-либо конфронтацию с настоящей культурой и настоящим искусством может оказаться весьма небезопасным мероприятием для противоборствующей стороны, ибо рано или поздно поруганное и отвергнутое искусство сможет постоять за себя самым неожиданным образом. Так, если в конце 1920-х — начале 1930-х годов советское государство упразднило авангард, то в 1988 году на московском аукционе «Сотбис» авангард в лице своего правопреемника contemporary art упразднил советское государство, подтверждением чего и явилось разрушение Берлинской стены на следующий год. Так что и культура, и искусство не так уж безответны и малозначимы, как об этом можно подумать, листая современные газеты и журналы, в которых новости культуры помещаются в хвосте новостей политики, экономики и спорта. Порой мне кажется, что подобная недооценка потенциала культуры может привести мир к самым неожиданным и неприятным последствиям. Мир, игнорирующий культуру до такой степени, до какой он игнорирует ее сейчас, неизбежно должен будет столкнуться в будущем с ситуацией, при которой культура проигнорирует мир, и тогда мы посмотрим, каково будет этому самому миру, когда от него отвернутся и культура, и искусство.

Владимир Мартынов. Автоархеология на рубеже тысячелетий.

kukish

[9] Письмо с границы между светом и тенью

Никто не пройдет за нас по этой черте.
Никто не сможет сказать, что здесь есть.
Но каждый юный географ скоро сможет об этом прочесть
В полном собрании писем с границы между светом и тенью.
— Аквариум. Письма с границы между светом и тенью

Как известно, в начале романа “Два капитана” Саня Григорьев со своим другом Петькой Сковородниковым находят сумку утонувшего почтальона. В той сумке оказалось письмо капитана Татаринова к его семье, которое спустя пол-книги все же дошло до своих адресатов и имело важное значение для развития событий. Мне нравятся такие истории про недошедшие, утраченные, непрочитанные письма, которые однажды всплывают на поверхность и меняют ход вещей. В этом смысле, наверное, любая дневниковая запись может походить на некое письмо в будущее, отправленное самому себе. И еще неизвестно, что ты вычитаешь в этом письме спустя время — может быть, совсем не то, что имел в виду изначально.

Письма личного характера, конечно, отличаются даже от самых откровенных записей в блоге. Особенно это относится к тем посланиям, ответ на которые ты не ждешь. Они, эти письма, похожи на записку с необитаемого острова, вложенную в бутылку и заброшенную в море. Ты не получаешь ответа, не знаешь, дошло ли письмо, прочитано ли, как оно воспринято. Однажды я написал такое письмо.Collapse )
hugo

Mr. Alien Brain



Музыкальный портал ZVUKI.RU в преддверии московского концерта Psychic TV опубликовал мой перевод интервью с Дженезисом Пи-Орриджем. Беседа очень длинная и интересная. Речь там заходит о нынешнем состоянии группы, о новом альбоме, о Леди Джей и обо всяких штуках, о которых Пи-Орридж всегда любит порассуждать.

На всякий случай: если кому неизвестно о пандрогенности Пи-Орриджа, то можно прочитать его манифест РАЗРУШАЯ ПОЛ (по-русски). Тогда многое, о чём говорится в интервью, станет понятнее.

Кстати, можно, конечно, отнестись с некоторым недоверием к словам Пи-Орриджа о путешествиях к другим планетам, о жабрах и спячке, но, например, в недавнем номере журнала РУССКИЙ РЕПОРТЁР пишут примерно об этом же.